Интервал между буквами и строками: Стандартный Средний Большой

Свернуть настройки Шрифт: Arial Times New Roman

15 декабря 2017

Пленум Верховного Суда Российской Федерации конкретизировал разграничение незаконной охоты и нарушений правил охоты

В Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 18.10.2012 № 21 «О применении судами законодательства об ответственности за нарушения в области охраны окружающей среды и природопользования» (в редакции от 31.10.2017 N 41) внесены изменения в части конкретизации разграничения незаконной охоты (статья 258 УК РФ) и нарушений правил охоты (части 1 — 1.3 статьи 8.37 КоАП РФ).

В пункте 14 названного Постановления Пленума Верховного Суда РФ указано, что объективную сторону состава административного правонарушения, предусмотренного частью 1 статьи 8.37 КоАП РФ, образуют нарушения правил охоты, не указанные в диспозициях части 2 статьи 7.11, частях 1.2 и 1.3 ст. 8.37 КоАП РФ. Такие действия подлежат квалификации по части 1 статьи 8.37 КоАП РФ в случае, если они не были совершены повторно в течение года (часть 1.1 статьи 8.37 КоАП РФ) и не содержат признаков преступлений, предусмотренных статьями 258 и 258.1 УК РФ.

В пункте 52.14.1. Правил охоты, утвержденных Приказом Минприроды России от 16.11.2010 N 512, установлен запрет на применение механических транспортных средств и любых летательных аппаратов, за исключением регулирования численности волка, шакала, лисицы, если в соответствующем разрешении на добычу охотничьих ресурсов указаны регистрационные номера конкретных транспортных средств, с использованием которых планируется осуществление охоты, а также за исключением случаев отлова охотничьих животных в целях осуществления научно-исследовательской деятельности, образовательной деятельности.

Вместе с тем Пленум Верховного Суда Российской Федерации в указанной редакции разъяснил, что не образует состава административного правонарушения, предусмотренного частью 1.2 статьи 8.37 КоАП РФ, объективная сторона которого выражается в осуществлении охоты недопустимыми для использования орудиями охоты или способами охоты, осуществление незаконной охоты с применением механического транспортного средства или воздушного судна, взрывчатых веществ, газов или иных способов массового уничтожения птиц и зверей, поскольку ответственность за такое деяние предусмотрена пунктом «б» части 1 статьи 258 УК РФ.

Из изложенного следует, что при осуществлении охоты с применением механического транспортного средства или воздушного судна (например, распространены случаи загонной охоты с использованием снегоходной техники, охоты на полях с применением транспортного средства и переносной лампы-фары для выслеживания и преследования охотничьих ресурсов) такие действия будут квалифицированы как уголовно-наказуемое деяние, ответственность за которое наступает по пункту «б» части 1 статьи 258 УК РФ, на что Пленум Верховного Суда Российской Федерации указывает однозначно.

Также даны разъяснения и по статье 8.35 КоАП РФ. Так, Пленум Верховного Суда Российской Федерации указал, что нарушение правил охоты необходимо отличать от добычи редких и находящихся под угрозой исчезновения видов животных, занесенных в Красную книгу Российской Федерации либо охраняемых международными договорами, без надлежащего на то разрешения или с нарушением условий, предусмотренных разрешением, либо с нарушением иного установленного порядка.

При этом под добычей редких и находящихся под угрозой исчезновения видов животных, занесенных в Красную книгу Российской Федерации либо охраняемых международными договорами, для целей статьи 8.35 КоАП РФ следует понимать изъятие таких животных из естественной природной среды без их уничтожения.