Интервал между буквами и строками: Стандартный Средний Большой

Свернуть настройки Шрифт: Arial Times New Roman

21 февраля 2018

22.12.2017 Викуловским районным судом Тюменской области постановлен приговор в отношении двух жителей с. Викулово Викуловского района Тюменской области — Михаила К. и Андрея К., признанных виновными в совершении преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 258 Уголовного кодекса Российской Федерации (далее — УК РФ) – незаконная охота, совершенная группой лиц по предварительному сговору.

Из материалов уголовного дела было установлено, что виновные лица, вооружившись охотничьим огнестрельным гладкоствольным оружием, снаряженным патроном в латунной гильзе 28 калибра, двигаясь по автомобильной дороге Ишим – Викулово на механическом транспортном средстве, осуществляли поиск и выслеживание диких животных с целью их незаконной добычи, освещая лесные массивы с помощью светового устройства — переносной блок-фары. Преступные действия названных лиц были пресечены сотрудниками Викуловского районного отдела Госохоутправления Тюменской области на 111 км указанной автомобильной дороги.

В этой связи Госохотуправление Тюменской области напоминает, что в силу п. 10 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 18.10.2012 N 21 «О применении судами законодательства об ответственности за нарушения в области охраны окружающей среды и природопользования» лицо может быть признано виновным в незаконной охоте, совершенной с применением механического транспортного средства или воздушного судна, только в случае, если с их помощью велся поиск животных, их выслеживание или преследование в целях добычи либо они использовались непосредственно в процессе их добычи (например, отстрел птиц и зверей производился из транспортного средства во время его движения), а также осуществлялась транспортировка незаконно добытых животных.

Преступления, предусмотренные в п. "б" ч. 1 ст. 258 УК РФ, признаются оконченными с момента начала совершения действий, непосредственно направленных на поиск, выслеживание, преследование в целях добычи охотничьих ресурсов, а также на их добычу, первичную переработку, транспортировку.

В п. 14 названного Пленума Верховного Суда Российской Федерации в редакции от 31.10.2017 N 41 установлено, что разграничение незаконной охоты (ст. 258 УК РФ) и нарушений правил охоты (ч. 1 - 1.3 ст. 8.37 КоАП РФ) осуществляется по таким признакам как, в том числе, применение механического транспортного средства или воздушного судна.

Не образует состава административного правонарушения, предусмотренного ч. 1.2 ст. 8.37 КоАП РФ, объективная сторона которого выражается в осуществлении охоты недопустимыми для использования орудиями охоты или способами охоты, осуществление незаконной охоты с применением механического транспортного средства или воздушного судна, поскольку ответственность за такое деяние предусмотрена пунктом "б" ч. 1 ст. 258 УК РФ.

Кроме того, в силу п. 52.13.1. Правил охоты, утвержденных Приказом Минприроды России от 16.11.2010 N 512, при отлове и (или) отстреле охотничьих животных запрещается применение любых световых устройств, тепловизоров, приборов ночного видения для добычи копытных животных, медведей, пушных животных, за исключением случаев добычи копытных животных и медведей в темное время суток с вышек, расположенных на высоте не менее двух метров над уровнем земли, добычи волка, а также случаев использования световых устройств для добора раненых животных с соблюдением требований, установленных настоящими Правилами.

Таким образом, несмотря на отсутствие продукции незаконной охоты Михаил К. и Андрей К. были привлечены к уголовной ответственности по ч. 2 ст. 258 УК РФ за осуществление незаконной охоты группой лиц по предварительному сговору с применением механического транспортного средства – автомобиля «ВАЗ», и недопустимого для использования способа охоты – светового устройства в виде переносной лампы-фары, с назначением наказания в виде штрафа в размере ста тысяч рублей каждому виновному лицу.